3 окт. 2011 г.

Мысли у костра рядом с храмом...


Я должен извиниться за размер рассказа, который получился. Слишком много "букафф"... Удивительно, как мелкое событие может вызвать огромный поток мыслей. Это не отчет о походе. Он будет позже. Это просто зарисовка - мысли, пришедшие в голову, и выводы, сделанные на их основе. Почему-то в этот раз они попросились на бумагу. Значит, это для чего-то нужно, и рассказ найдет своего читателя. Итак...



Тихая ясная ночь... Солнце уже давно зашло и на небе бисером рассыпались звёзды. Осторожно потрескивают ветки в костре, иногда выбрасывая в темноту небольшие искорки. Палатка давно поставлена, ужин приготовлен и даже съеден. Но спать не хочется, ещё слишком рано. Мы с Викой уже полчаса молча сидим у костра. Каждый думает о чем-то своём. Молчание не напрягает, оно гармонично вписывается в тишину окружающей ночи. Хотя нет — тишина это иллюзия! Совсем рядом лает собака, невдалеке раздаются басы какого-то дискотечного ритма, периодически мимо проносятся машины и мотоциклы. Но этого не замечаешь. Мозг отсекает всё ненужное. Удивительное место! Мы сидим практически в черте слободы Петровка Мясниковского района Ростовской области. Поселок буквально в сотне метров от нас. Но поляна, где мы расположились, настолько спрятана от посторонних глаз, что диву даёшься. Сюда вряд ли забредёт случайный путник. Да и мы здесь оказались только благодаря подсказке друга.
Над деревьями высятся кресты храма иконы Божьей Матери «Живоносный источник». Они совсем рядом, кажется можно рукой дотянуться. Перед тем, как стать на ночевку, мы с Викой заходили в эту, наверное, самую известную православную святыню Ростовской области. Просто посмотреть, а также набрать воды из Живоносного источника, вытекающего из водопроводного крана с 7 утра до 9 вечера (если верить объявлению на тетрадном листе, расположенному здесь же).
Догорают дрова... Маленькие искорки поднимаются над костром и устремляются в высь, сливаясь со звёздами. Точно также мысли в голове появляются из ниоткуда, протекают через мозг, плавно видоизменяясь. Часть растворяется, как что-то мимолетное и незначительное. Часть превращается во что-то стоящее и цельное. Эти мысли откладываются в закрома памяти, чтобы потом в нужный момент снова появиться на свет. Я анализирую прошедший день. Почему я поступил так, а не иначе? Что можно было изменить? Почему вся ситуация вызвала у меня именно такие эмоции?.. Нет, не произошло что-то страшное! Просто одно из мелких ежедневных событий. Но оно позволило мне лучше понять своё отношение к христианству, задать себе вопросы и ответить на них, нанести еще один мазок на холст моей картины мироздания.
Вика осталась с рюкзаками. Она уже успела обежать всю церковную территорию и теперь занималась своими делами рядом с кранами источника. Я же пошёл посмотреть на храм иконы Божьей Матери. Здесь полным ходом идёт ремонт и реставрация. Центральный вход закрыт. Войти можно только справа в небольшое помещение с иконами. Перед входом стоит священник и разговаривает с несколькими прихожанами. Здесь я допускаю свою первую, тактическую, ошибку. Надо было подойти к нему, представиться. Мол, я турист, посещаю разные интересные места Ростовской области, не могли бы вы рассказать мне что-нибудь о храме и т.д. Тогда бы разговор принял совсем иное направление. Но я стесняюсь отвлечь священника от общения с людьми и молча прохожу внутрь. Маленькое полутемное помещение с развешанными по стенам иконами и горящими свечами. Почему-то создаётся ощущение подвала. Пока что здесь неуютно, но я думаю, что когда закончиться ремонт, храм засияет во всём своём великолепии не только снаружи, но и внутри. Буквально сразу за мной сюда заходят священник и трое прихожан — женщина и двое мужчин. Святой отец выносит подставку для книг и явно готовится к какому-то ритуалу. В голове мелькает мысль, что нужно уйти и не мешать людям. Но здесь я допускаю вторую ошибку — не доверяю своей интуиции. Я остаюсь, чтобы посмотреть на происходящее. «А почему вы не ставите свечку?» - участливо поворачивается ко мне священник. Что я могу ему ответить? Придумать какой-нибудь бред? Или все-таки купить и поставить свечку? Но это лицемерие — исполнять ритуалы, в которые не веришь. Я честно говорю священнику, что не верю в бога, а храм меня интересует только с исторической и культурной точек зрения. Дальше следует короткий спокойный разговор, где я рассказываю, что в младенчестве был крещён родителями, поначалу верил в бога, потому что этому учила мама, но потом, когда начал понимать окружающий мир, отказался от религии. Священник желает мне все-таки вернуться к Христу и извиняющимся тоном просит покинуть храм, так как начинается исповедь. Именно ради неё сюда пришли эти трое прихожан. Понимая значение этого ритуала для христиан и свою неуместность на нём, я прощаюсь со святым отцом и направляюсь к выходу.
Возможно, я всё это придумал, когда вспоминал случившееся, сидя у костра. Но мне кажется, направляясь к выходу из храма, я буквально спиной почувствовал мысль, проскочившую в голове священника... Он выгонял человека из церкви! Это, наверное, с его точки зрения было кощунством. Бог привёл заблудшую душу в храм, а её попросили удалится, не оказав должной помощи на пути к вере. Мысль, абсолютно правильная с точки зрения христианской религии. Ведь всё происходит по воле бога. И именно бог привёл этого человека, т.е. меня, в церковь, чтобы он, наконец, прозрел и повернулся лицом к Господу. Такова парадигма христианства. Это не хорошо и не плохо, это просто мировоззрение христианина, мир, который его окружает... И не важно, что я не ищу веры, что у меня давно сложившийся взгляд на мир, который меня устраивает и отвечает на все мои вопросы. «Подождите, пожалуйста! Я хотел бы с вами поговорить!» Я останавливаюсь и оборачиваюсь на слова священника...
С этого момента мы оба становимся заложниками ситуации. Ни я, ни он уже не способны что-то изменить с помощью бесконфликтных методов. Каждый из нас поступает так, как велит ему его взгляд на мир. А поскольку миры наши слишком разные, это общение не может доставить удовольствие никому из нас. Как достойные представители своих верований мы выполняем долг, следуя предначертанной линии поведения, хотя ситуация для обоих явно дискомфортная. Священник спрашивает, почему я перестал верить в бога. Отвечаю, что меня не всё устраивает в христианстве. Хотя про себя замечаю, что чётко сформулировать ответ не могу. Просто душа не лежит к этой религии, так же, как к большинству других. Я не чувствую того спокойствия, уверенности и ясности, которые, на мой взгляд, должна приносить вера человеку. Священник рассказывает о том, как бог приводит в церковь заблудших своих детей. Пытается убедить меня в том, что если я сейчас не повернусь лицом к Господу, дальше меня ждут кары и гнев божий. Про себя отмечаю искренность, с которой говорит священник. Он действительно верит в свои слова, хочет помочь, вразумить меня. Я всегда ценил в людях преданность своему делу. Не важно, во что верит человек, чем занимается. Я могу разделять или не разделять взгляды этого человека, по разному относиться к мыслям, которые он проповедует. Но если человек искренен и болеет за своё дело, он достоин уважения, я его буду воспринимать, как индивидуума, а не представителя серой массы. Священник произвёл на меня самое благоприятное впечатление своей интеллигентностью, неравнодушным отношением и целеустремлённостью. Но при этом слова, которые он говорил, не могли оставить меня спокойным. Я знал, что могу ответить на каждый его довод, призванный заставить меня верить в бога! Я могу поспорить с любым его утверждением, разбить любое его доказательство! Если его бог так силён, почему я до сих пор в него не верю? Сразу же вспомнилась ситуация, когда я действительно боялся за свою жизнь. Я тогда в первый и единственный в своей осознанной жизни раз начал молится. Но молился я не христианскому богу, а языческому. И он мне помог...
Каждое слово священника поднимало во мне волну негодования. С моей точки зрения он говорил ахинею, призванную сделать из меня очередного агнца в божьем стаде. Я испытывал острое желание ему ответить и объяснить свою позицию. Но нельзя переубедить человека, нашедшего ответы на свои вопросы, человека с устоявшимся мировоззрением, целеустремлённого человека. Не для того я пришёл в этот храм, чтобы доказывать священнику несостоятельность христианства. Я испытывал уважение к личности, которая искренне пыталась мне помочь, пусть даже и своими неприемлемыми для меня методами. Я испытывал уважение к месту, в которое приходили многие поколения людей, чтобы найти здесь душевный покой. Я этого покоя здесь найти не смог. Но, не смотря на все свои эмоции, мне не оставалось ничего другого, как повесить на лице дружелюбную улыбку и продолжать слушать священника. Совершенно не хотелось конфликта...
Видя, что его слова не находят никакого отклика, святой отец начал усиливать нажим. В ход пошли рассказы о гниющих заживо вероотступниках. Тем, кто не прислушается к голосу церкви, пророчились всё более и более страшные кары. Потом он начал давить на семейные чувства — кто же, кроме меня, будет молится за моих предков?.. Полуулыбка на моём лице, кажется, превратилась в каменную маску. Я не хочу конфликта. Священник уже начинает раздражаться. Скорее всего он воспринимает моё выражение лица, как надменность и хамство. Но я с этим уже ничего не могу поделать. Если я начну объяснять свою позицию, наш разговор перерастёт в отнюдь не интеллигентный спор. Прихожане тоже уже порядком устали от этой беседы. Мужчины переминаются с ноги на ногу, женщина периодически издает возмущённые вздохи, всем своим видом показывая, что нечего возиться с этим идиотом. Наконец, и священник понимает бессмысленность своих речей, высказывает последние пожелания и мы прощаемся.
Я ухожу из церкви... Я пришёл сюда как гость, уважающий точку зрения хозяев, как человек, восхищающийся местом, всегда привлекавшим огромное количество людей, осознающий значение для культуры Дона этого храма и расположенного рядом источника. Меня же здесь восприняли как очередного потенциального прихожанина. Никто не пытался выяснить, во что я верю, чего ищу и к чему стремлюсь. Всех только возмутил сам факт моего «неверия». Священник произвёл на меня самое благоприятное впечатление как человек. Он поступил так, как требовало его мировоззрение, его религия. Сложно его в чём-то винить. Но беседа с ним позволила мне осознать христианство как некую систему взглядов, не зависимую от личности её носителя. И сформулировать качества этой системы, отталкивающие меня от неё.
Сидя у костра и вспоминая события прошедшего дня я понял, почему не люблю христианство. В первую очередь, мне не нравится узость взглядов верующих. Никто из них не способен воспринять другое мировоззрение, понять человека с отличающейся точкой зрения. Или ты веришь в Господа, или ты должен поверить в Господа. Третьего не дано. Вряд ли христианин способен восхищаться буддистскими или мусульманскими храмами. Вряд ли он сможет оценить искусство индейцев, живущих в лесах. Он никогда не поймёт всей красоты мира, созданного его богом. На мой взгляд, это не нормально! Мир вокруг нас прекрасен именно своим разнообразием. Огромные деревья и микроскопические водоросли, страшные хищники и миролюбивые травоядные, белокожие и чернокожие люди, христиане, буддисты, атеисты и растаманы. Всё это — наша планета! И в многообразии окружающих нас вещей — наша сила. Потому что, как бы не менялись условия вокруг нас, мы всегда сможем использовать вещи, идеи и концепции, наиболее подходящие в данной ситуации. Христиане, как и представители многих других религий, ограничивают свое восприятие мира, тем самых совершая, на мой взгляд, самый страшный грех — отрекаются от части мироздания, а значит, от части себя. Почему я могу относится с уважением к мировоззрению христианского священника, а он не может мне ответить тем же? Почему я для него всего лишь заблудившаяся овца? Ведь он даже не поинтересовался моим отношением к миру, моей верой. И в этом не вина конкретного священника, таковы установки его религии. Поэтому я не хочу иметь к ней никакого отношения. Я хочу наслаждаться этим миром во всём его великолепии, не боясь, что меня постигнет кара небесная.
Вторая причина моего неприятия христианства — полное отсутствие ответственности верующего за свои поступки. Всё происходит по воле бога! А значит, на всё, что я делаю, бог дал добро. Если я ошибусь, всегда можно придти к священнику и исповедаться, покаяться в своих грехах. Господь, конечно же, простит, он добрый! С точки зрения христианина, не я пришёл в тот день в храм, а бог привёл меня туда. А значит, священник имел полное право устроить мне проповедь, не задумываясь о том, нужна ли она мне. Ведь он тоже действовал по воле бога. Наверное, эта позиция христианства и стала причиной возникновения пресловутого «общества потребления», где никто не желает нести ответственность за свои поступки. Люди просто берут то, что им «дал бог», не желая ничего дать миру взамен. Многие привыкли жаловаться на правительство, олигархов, начальников, экономический кризис и погоду, будто они им что-то должны. Не от вековой ли привычки ждать милости от бога?
Я сказал священнику, что верю в себя. Потому что я — человек! Не агнец, приносимый в жертву, как считает христианство, а свободное существо. Я могу думать, чувствовать и, главное, нести ответственность за свои поступки. И пусть меня не упрекают в гордыне. Верить в себя очень сложно. Потому что не на кого спихнуть свою вину. Всё, что я делаю, я совершаю по своей воле, а не по воле Господа. Мне некому покаяться в своих грехах. Если я допускаю ошибку, то это моя ошибка, за которую меня накажет жизнь. И нет никого, кто бы научил меня избегать этих ошибок, кроме мира, окружающего меня. Он мой единственный учитель, ежесекундно преподающий уроки. Поэтому я уважаю мир и люблю его. Люблю за его многообразие и красоту, совершенство и изящество. За те яркие краски, удивительные эмоции и непередаваемые ощущения, которые он дарит мне каждый день. Мне жаль, что некоторые люди добровольно лишают себя огромной части этой прекрасной Вселенной...

Комментариев нет: